"Когда человек узнает, что движет звёздами, Сфинкс засмеётся и жизнь на Земле иссякнет" (иероглифическая надпись на скале храма Абу-Симбел, Египет, 1260 г. до н.э.), "Любовь, что движет солнце и светила" (Данте Алигьери, "Божественная комедия"), "Радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах" (Лука, 10:20); "Число душ в Космосе равно числу звезд и распределено по одной на каждой звезде" (Платон, "Тимей", 41е); "Буддам несть числа как звёздам в небесах" (Ваджранатха); "У каждого в глазах своя звезда" (Хафиз Ширази); "- Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся... - Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою" (Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц"); "Мир состоит из звёзд и из людей" (Эмиль Верхарн); "... все звезды подчинены тебе, потому что все они созданы ради тебя, чтобы служить тебе, а не владеть тобой" (преподобный Максим Грек); "Зачем рыдать под звездой, которую всё равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой" (Иван Ефремов, "Таис Афинская").

Андрей Сошников: Конец космонавтике?

Великая Космическая Одиссея ХХ в. превратилась в жестокий фарс – серия неуклюжих попыток сбежать из своей «колыбели», и перед человеком раскрылась черная пропасть безжизненного пространства. «Дорога к звездам» оказалась коротким тупиком. Мрачная ситуация в Космонавтике имеет несколько простых объяснений.

Ракеты на химическом топливе достигли своего предела. Их возможностей хватило для достижения ближайших небесных тел, но для полномасштабных исследований Солнечной системы требуется нечто большее. Приобретающие все большую популярность ионные двигатели также не способны решить вопрос с преодолением колоссальных космических расстояний. Тяга ионных супер-двигателей не превышает считанных долей одного Ньютона, а межпланетные перелеты по-прежнему растягиваются на долгие годы. Заметьте – речь идет только об изучении Космоса! В условиях, когда полезная нагрузка составляет всего 1% от стартовой массы ракетно-космической системы, вести речь о каком-либо промышленном освоении небесных тел вообще не имеет смысла.

Особенно разочаровывала пилотируемая космонавтика – вопреки смелым гипотезам писателей-фантастов середины ХХ в., Космос оказался ледяной враждебной средой, где никто не рад органическим формам жизни.

 Лучший способ изучить планету – приземлиться на неё. Например, Луна близко, и нога человека уже на нее ступила. Но как только астронавты программы «Аполлон» вернулись на Землю и сняли космические костюмы, покрытые лунной пылью, у каждого из них проявились одни и те же симптомы: чихание, одышка, больное горло и заложенность носа. Как будто у всех началась аллергия на Луну. Согласно недавнему пресс-релизу Европейского космического агентства, Харрисон Шмитт, член экипажа «Аполлона-17», назвал это явление «лунной лихорадкой». Как считают в Агентстве, всему виной силикаты – группа кремниевых соединений. Эти соединения в составе вулканического пепла вызывают вышеперечисленные симптомы на Земле, а Луна вся покрыта этим веществом. Но на Луне нет кислорода, поэтому силикаты на ее поверхности не выветриваются, что делает их еще более опасными: они попадают в организм и разрушают ткани легких быстрее, чем их земные «родственники». И опасно это не только для организмов исследователей Луны, но и для оборудования и космических скафандров, которые изнашиваются под воздействием силикатов. Только подумайте: каждый день вас окружают эти чрезвычайно опасные вещества. Они преследуют вас везде. Они внутри механизмов. Они на одежде. Медленно, но верно, их становится все больше и больше в ваших легких. Многие шахтеры, работавшие в кварцевых шахтах, страдали от силикоза –  болезни, которая приводила к необратимому повреждению легких. В некоторых случаях пострадавшие умирали от осложнений.

Настоящий шок могут вызвать условия на поверхности Марса: атмосфера, на 95% состоящая из углекислоты, и давление на поверхности, эквивалентное давлению земной атмосферы на высоте 40 километров. Это конец. На «красной планете» вода, конечно же, есть. Странные и спорные «повторяющиеся русла рек» – тому подтверждение. Но в похожих на вымоины образованиях небольшое количество воды смешивается с массой перхлоратов – форм солей хлора. А это опасно. Для человека перхлораты крайне ядовиты. Из-за этих солей промышленные предприятия на Земле оказались в списке наиболее загрязненных мест, который составлен Суперфондом Агентства по охране окружающей среды США. Поваренная соль, то есть хлорид натрия – нетоксичное вещество. Но перхлораты в основном состоят из кислорода и хлора, из-за чего ядовитый хлор становится нестабильным. Получается опасная соль, которая может нарушить работу щитовидной железы, сократить воспроизводство костного мозга, а также повредить легочные ткани. Перхлораты также легко попадают в питьевую воду и пищу, а это плохо, особенно если колонизаторы попытаются выращивать на марсианской почве, например, картофель.

Микробы, подверженные воздействию марсианских условий (в том числе и перхлоратов), погибли вскоре после попадания на поверхность планеты. Солнечный свет также ускоряет наступление эффекта от перхлоратов. Другими словами, они могут быть опасны даже в кислородной среде. Таким образом, у перхлоратов есть масса способов медленно просачиваться в системы нашего организма. На Марсе и так повышенный уровень радиации из-за отсутствия магнитного поля и разреженной атмосферы. Но никакая антирадиационная защита не спасет от чрезвычайно опасного воздействия химических веществ, содержащихся в воде на этой засушливой планете. Перхлораты могут попасть и в легкие – тогда человек будет медленно задыхаться. Львиная доля смертей от воздействия перхлоратов происходит из-за расстройств щитовидной железы, которые могут вызвать, например, Базедову болезнь. В общем, лучше держаться подальше от всего этого. А ведь такие условия – на всей поверхности Марса.

На крысах показано, что уже через 12 часов невесомости у животного почти перестают работать гены, отвечающие за синтез главных мышечных белков – актина и миозина. Между тем полёт на Марс может занять 6-9 месяцев в один конец, и, хотя гравитация там составляет лишь 0,376 от земной, вряд ли путешественники после «отдыха» в невесомости смогут передвигаться и работать даже при такой гравитации.

Условия на поверхностях других обследованных планет и спутников планет-гигантов еще страшнее – температуры от - 200 до + 500° С, агрессивный состав атмосферы, чудовищные давления, слишком малая или, наоборот, слишком сильная гравитация, мощная тектоника и вулканическая активность…

Но есть в Солнечной системе несколько мест, которые мы можем никогда не изучить настолько, насколько нам хочется. Одно из таких мест – Юпитер. Юпитер в основе своей состоит из водорода и гелия. Так что попытка приземления на него будет сродни попытке приземлиться на облако здесь, на Земле. Нет никакой поверхности, на которую можно было бы опереться. Только бесчисленные километры газа… Тогда появляется вопрос: возможно ли влететь в Юпитер с одной стороны и вылететь с другой? На самом деле нет, вы не преодолеете даже половину пути.

Итак, вот что произойдёт, если попробовать приземлиться на Юпитере. Во-первых, в атмосфере Юпитера нет кислорода, поэтому убедитесь, что у вас достаточный его запас. Во-вторых – там очень высокая температура, так что приготовьте кондиционер. Итак, вы готовы к этому невероятному путешествию. Теперь схватитесь за что-нибудь покрепче. Когда вы войдёте в верхние слои атмосферы, вы будете мчаться к центру Юпитера со скоростью около 177 000 км/ч только под действием его силы тяжести. Так вы очень быстро попадёте в более плотный слой атмосферы, о который ударитесь, словно о стену. Однако этого удара будет недостаточно, чтобы остановить вас. Примерно через три минуты вы достигнете вершины облачного слоя на глубине 250 км. Здесь вы ощутите все прелести вращения Юпитера, который является самой быстро вращающейся планетой в Солнечной системе – один оборот он совершает примерно за 9,5 земных часов. Это создаёт мощнейшие ветра, которые мчатся вокруг планеты со скоростью более 500 км/ч. Ещё через 120 км вы достигнете границы, до которой Юпитер когда-либо был исследован: зонд Галилео дошёл до этой отметки в 1995. Через 58 минут после входа в атмосферу контакт с зондом был потерян – его уничтожило чудовищное давление. Давление здесь в 100 раз больше, чем на поверхности Земли. И вы не будете ничего видеть, поэтому придётся полагаться на оборудование, чтобы ориентироваться в пространстве. Ещё через 700 километров давление будет в 1150 раз больше. Шанс здесь выжить появляется, если ваш спусковой модуль спроектирован как батискаф Триест – глубоководный исследовательский аппарат, совершивший погружение в Марианскую впадину. Чуть глубже – и ни один из существующих человеческих механизмов не переживёт такую высокую температуру и давление. Однако если вам каким-то чудом удастся спуститься ещё глубже, вам откроются величайшие загадки Юпитера. Правда, к сожалению, вы не сможете рассказать об этом остальным – атмосфера Юпитера поглощает радиоволны, так что коммуникация с внешним миром невозможна. Как только вы достигнете глубины в 4500 км, температура окружающей среды будет уже 3300;C. Этого достаточно, чтобы расплавить вольфрам – самый тугоплавкий металл во Вселенной. Вы летите уже 12 часов –  и не прошли даже половину пути. На отметке 21 000 километров вы достигнете глубочайшего слоя Юпитера. Давление здесь в 2 миллиона раз выше, чем на поверхности Земли, а температура – выше, чем на Солнце. Такие условия настолько экстремальны, что меняют химические свойства водорода. Его атомы очень сильно сжаты и находятся так близко, что электронные связи между ними нарушаются, и формируется необычное вещество – металлический водород. Металлический водород отражает весь свет, что на него попадает, так что если вы попробуете посветить вниз и разглядеть там что-то, это будет невозможно. А еще он очень плотный – гораздо плотнее камня. Если вы направитесь дальше, выталкивающая сила металлического водорода будет противостоять силе тяжести, тянущей вас вниз. Поэтому сначала вас вытолкнет наверх, а потом – снова потянет вниз, как на качелях. А когда эти силы сравняются, вы будете плавать где-то в Юпитере, неспособные ни спуститься глубже, ни подняться наверх. Межпланетная станция «Галилео», совершив один виток вокруг Юпитера, получила дозу радиации, эквивалентную 25 смертельным дозам для человека. По этой же причине, для пилотируемых полетов практически закрыты околоземные орбиты на высотах более 500 км. Выше начинаются радиационные пояса, где долговременное пребывание опасно для здоровья человека. Подводя итоги – приземление на Юпитер –  это плохая затея. Человек никогда не увидит своими глазами, что же скрывается под этими величественными облаками.

 Планеты Ио и Европа так же подвергаются воздействию смертельных доз радиации. В предстоящем проекте межпланетной станции «Europa Clipper» исключается даже возможность непосредственно выходить на орбиту планеты, чтобы продлить срок службы аппарата. Если бы вы приземлились на поверхности Европы, доза радиации убила бы вас – и все живое –  уже через несколько дней.

Особенностью Сатурна является его малая плотность – легче воды. На планете бушуют самые мощные в Солнечной системе ураганы.

Спутник Сатурна Титан обладает плотной атмосферой (это единственная известная нам луна с подобными климатическими условиями) и располагает источниками воды, рассеянными по всей планете. Вот только вся вода представлена углеводородом. Где жидкость? Если вам удастся высадиться на поверхности Титана, окажется, что вся вода вокруг заледенела из-за низких температур. А непрерывно барабанящий дождь – это на самом деле химикаты, очень напоминающие бензин. Хотя атмосферное давление на Титане ниже земного, озера из углеводородов слишком плотные, чтобы можно было в них плавать. Да, и повсюду грязь. Впрочем, если начать копать очень, очень глубоко, можно наткнуться на подземный океан. Получается, на Титане есть два отдельных океана: один на поверхности и еще один – под ней. Возможно также, что на Титане сформировались две биосферы, поскольку в углеводородных озерах теоретически может существовать странная форма жизни, основанная на азоте и использующая винилцианид в качестве материала для строительства клеток. Если взглянуть на все потенциально обитаемые места в Солнечной системе, азот как жизнеобразующий компонент среди них был бы наиболее странным выбором.

Энцелад по большей части состоит из воды – что просто замечательно для любой формы жизни, которая может там обитать. Самая большая проблема – гравитация. Обычный по земным меркам прыжок на Энцеладе мог бы заставить вас воспарить на 42 метра над поверхностью. А на южном полюсе спутника, на берегу океана, струи замерзшего водяного пара взмывают на 161 км со скоростью 2100 км/ч. Что же вызывает столь интенсивные всплески? Приливные силы Сатурна. Ими можно объяснить столь сильные волны в океане его спутника. Представьте, что вам пришлось управлять подводной лодкой в бушующем море, одновременно рискуя оказаться в зоне выброса продуктов сгорания. Конечно, когда вы подпрыгиваете на Энцеладе, может, вы и будете очень медленно приземляться, но падение на не-то-чтобы-космической-скорости может привести к тому, что вы со всей силы шлепнетесь о ледяную поверхность Энцелада.

Планета Церера когда-то  была полностью покрыта водой, а затем замерзла. Запасов воды в жидком виде осталось немного, и они разбросаны тут и там по всей поверхности планеты. Но по большей части это ледяной карлик, покрытый тонким слоем пыли. Среди остатков небольшого океана проглядывают соляные залежи.

В июне 1971 г. на Землю вернулась капсула «Союз-11» с тремя космонавтами, которые стали первыми людьми, побывавшими на первой построенной человеком космической станции. К своему ужасу, советское космическое агентство обнаружило, что все члены экипажа погибли. Попытки реанимировать их ни к чему не привели. Они подверглись воздействию космического вакуума.

Ни один космонавт не станет по собственной воле выходить из шлюза – по крайней мере, находясь в здравом уме (что не всегда можно гарантировать). Судьба команды «Союза-11» – наглядный пример, на котором можно показать разницу между мифом и реальностью относительно выхода в открытый космос. Нет, вы не взорветесь. Однако у вас быстро закончится воздух в легких, что приведет к асфиксии. По официальным данным причиной смерти космонавтов стало кровоизлияние в мозг, поскольку они испытали резкую нехватку кислорода. Но они и не умерли мгновенно – возможно, смерть наступила спустя пару минут паники, так как уровень молочной кислоты (она связана со стрессом) в их телах был чрезвычайно высок.

Сотрудник Международного университета космоса в Тулузе (Франция) Жиль Клеманн проанализировал результаты предполётных и послеполётных обследований шести европейских космонавтов, проработавших на советской космической станции «Мир» в 1988-1999 гг. от 14 до 189 дней. Данные опубликованы только сейчас, так как сами космонавты потребовали засекретить их на десять лет.

В полёте особых проблем со здоровьем не было, но на Земле оказалось, что людям трудно стоять: кровь не доходит до мозга и сознание отключается. Понизилось содержание гемоглобина и кровяное давление. Несмотря на специальный тренажёр, имевшийся на станции, из-за невесомости слабели мышцы и кости, в месяц терялось до 2% костной массы. Даже за год отдыха на Земле кости восстанавливаются не полностью. Уже через неделю пребывания в невесомости объём сердца уменьшается на четверть, с чем и связано ослабленное кровообращение. Те же явления отмечены у космонавтов и астронавтов, работавших на Международной космической станции. За полгода полёта они теряют 13% объёма икроножных мышц. Нарушается жировой обмен, часть мышечной ткани может заменяться жиром.  Там, где едва ли могут существовать самые прочные из механизмов, хрупкому человеческому телу делать нечего.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...